Один в ночном заброшенном городе Скрунда-1 www.pamesta.lv Заброшенные объекты Латвии заброшки

Летом 2016 года мы часто организовывали квест-игры в заброшенном городе Скрунда-1. И, помимо игр, я неоднократно исследовал город, но в компании друзей. Потому я, хоть и знал город достаточно хорошо, но отнюдь не целиком. И вот, обстоятельства сложились таким образом, что в середине сентября появилась возможность несколько испытать себя и остаться в одиночестве на целые сутки посреди заброшенного военного городка. Сама идея казалась очень заманчивой — в духе приключений героев серии сборников S.T.A.L.K.E.R.

Игровой день в Скрунде прошёл как обычно, ничем сильно не отличаясь от предыдущих: множество организационного головняка, рабочая атмосфера, развлечения для игроков и т.д. За исключением одного — это был тот день, когда проведение послеигровой экскурсии легло на мои плечи. Обычно экскурсию проводил мой товарищ, но в этот раз он должен был уехать раньше. Собственно, это и было причиной по которой я остался ночевать — вторая машина просто не могла уместить всех организаторов. Товарищ, конечно, предложил поехать с ним, но именно в последний день перед игрой, когда я уже настроился на Скрунду. Потому и ответ он получил соответствующий: «Хренушки! Я уже настроился на ночевку и отложение кирпичей. Заберешь меня на следующий день. Ах, да… С тебя макароны и тушёнка — будет расплатой за неудобства, лол.»

Сама экскурсия сильно затянулась, ввиду моей неопытности, большого выброса “мимими” и множества желающих подняться на водонапорную башню. Вследствие обветшалости конструкции на самый верх подниматься пришлось группами не более 5 человек за раз. Также по окончанию пешей прогулки по городку от группы поступало много вопросов как про Скрунду, так и про другие приключения “кирпички”. И тут, как говорится, Остапа понесло.

Все экскурсионные вопросы разрешились лишь после восьми вечера, а это значило, что пора было разбивать лагерь. Вдали от крупных городов в это время года не приходится надеяться на долгий световой день, оттого спешка и некоторая запутанность действий: так, палатка, костёр, вещи… с чего, блин, начать?! Костёр! От него будет идти свет и тепло! Ай, какой умный “кирпичник”! Костёр пришлось разводить на уже сырых дровах, которые, кстати, были покупными и горели отвратительно быстро. Но ничего с этим не поделать, хорошо ещё, что не пришлось добывать древесину самому. Чтобы задокументировать все ощущения, я кинул в общий чат линк на документ, который обновлял в режиме онлайн.

Один в ночном заброшенном городе Скрунда-1 www.pamesta.lv Заброшенные объекты Латвии заброшки

 

Журнал:

Без десяти минут девять. Тьма наступила так быстро, что успела застигнуть врасплох — костёр ещё не готов, а фонари где-то глубоко в сумке. В спешке распалил то, что уже успел настрогать и принялся заготавливать дрова на ночь, ведь сыреет здесь всё так же быстро, как и наступает тьма.

Десять минут десятого. Первая потеря не заставила себя долго ждать — мой боевой товарищ в виде самодельного ножа не выдержал напряжения и разобрался на две части ровно пополам. Благо, в запасе есть ещё два. Похоронил друга со всеми почестями: деревянный пьедестал, немного даров и предание священному огню. Минутка молчания. Поехали дальше.

Половина десятого. Палатка установлена на примятой траве в нескольких метрах от костра. Трава здесь неухоженная: высокая и густая — самое то для изготовления подстилки. Получилось мягче, чем на лапнике в зимнем Покайнском лесу. Считаю, что это успех.

Без пятнадцати десять. Палатка полностью установлена, оставшийся от игроков и “кирпичных” товарищей запас супа и тушёнки разделен на порции и частично приготовлен. Первый час — полёт нормальный.

Ровно десять. Восседая у костра, вместе с потрескиванием дров немного поодаль были слышны голоса. Достаточно близко, чтобы услышать, но недостаточно, чтобы что-либо разобрать. Принято коллективное (с моим вторым ножом) решение не отходить далеко от лагеря в ближайшее время. В конце-концов в палатке не только мои вещи, но и арендованная на день техника. Всё веселье должно начаться в полночь.

Десять десять. Дрова горят действительно до омерзения быстро, как меня и предупреждали. Запас иссякает и в голове начинает поигрывать песня Машины Времени — Костёр. Особенно ироничными кажутся строки: “а ты был неправ, ты всё спалил за час”. Размышления, куда же отправиться на поиски древесины не были долгими, так как ещё днём заприметил кучку берёзовых поленьев недалеко от магазина. Идти до них не долго, да и к лагерю относительно близко. Запаковав все вещи в палатку — отправляюсь.

Половина одиннадцатого. Вернувшись с охапкой ещё более сырой древесины, оставляю её сушиться у ещё горящего костра. Другие люди в округе замечены не были, но вот звуки редко-проезжающих по трассе машин и вой собак с другой стороны городка не дают возможности оставаться равнодушным к пребыванию тут одному. Ветер завывает через все возможные щели окрестных строений, создавая частый и протяжный гул, что в должной степени заставляет испытывать жуткий дискомфорт и некий страх. В принципе, подобных ощущений я и ожидал, но даже спустя полтора часа на окраине тёмного заброшенного города отголоски паранойи дают о себе знать. Вывод — определённо боюсь одиночества в темноте. Сто процентов. Есть желание довести это чувство до предела и посмотреть, что будет.

Без десяти одиннадцать. Несмотря на рабочий ритм с 6:50 до 23:00, даже здесь и сейчас начинает беспощадно клонить в сон. Но все эти звуки вокруг никак не покидают голову: сознание со скоростью бешено-печатающей стенографистки переключается на каждый возможный шорох, отблеск и любое другое изменение в окружении, будь то шелест травы, очередной порыв ветра, прорвавшийся через щель в кирпичах и даже такой тёплый и родной душе треск дров, не говоря уже про звук машин и вой собак. В темноте слух и обоняние обострились довольно сильно, хотя раньше такого я за собой не замечал. Полагаю, что жизнь в городе сильно притупляет восприимчивость, но здесь, посреди пустоты, сенсоры чувств получают полную свободу, и могут не на шутку разыграться.

Половина двенадцатого. Небольшая вылазка в город ненадолго вернула меня в родной район Риги — ночью здесь как-то слишком людно! По дороге повстречал несколько разношёрстных компаний, бездумно шляющихся по городу. Прямого контакта не было, но, если после первой встречной группы появилось желание проверить целостность вещей в палатке, то после второй группы уже галопом мчался обратно от больницы убедиться, что вещи были на месте. В лагере меня встретил тлеющий костёр с остатками ужина рядом и нетронутая палатка. Хотелось ещё некоторое время побыть у костра, чтобы уже потом начать решать, что да как делать дальше.

Без шести минут полночь. “КОРОВЫ ЗВУЧАТ, БЛТ, ОЧЕНЬ СТРАННО!”

Десять минут первого. В принципе, если задуматься, ничего странного тут не происходит. Редкие туристы, темнота, тишина… Всё так и должно быть. Но как рядовой горожанин в такой тишине я слышу каждый шорох, каждое дуновение ветерка — каждый чёртов звук в округе. Это начинает сильно напрягать.

Пятнадцать минут первого. Оказалось, что это не коровы, а лоси. Коровы по ночам должны спать в хлеву. А вот у этих мохнатых-рогатых повелителей лесов сейчас самый разгар сезона брачных игрищ. Что ж, с этой информацией мне стало “намного спокойнее”.

Половина первого. Во время очередной вылазки купил, внимание, в МАГАЗИНЕ две пачки сигарет у очередной группы туристов. Дешёвые сигареты в этом захолустье стоят нынче 218 рублей за пачку. Обдираловка!

Тридцать восемь минут первого. Связь с внешним миром постепенно ослабевает. Кирпичная Фабрика уходит спать. Зато Скрунда живёт активной жизнью старой Риги: люди гуляют, веселятся, орут и выпивают. Остаётся только нахабарить водки “Казаки”, купить у первого встречного торгаша старенький АК-47 с несколькими рожками патронов и переждать ближайший выброс. Четыре часа в Скрунде — полёт нормальный.

Без десяти час. Звуков вокруг действительно слишком много. Диктофон моего смартфона не способен их уловить. Появилось желание взять внешний микрофон и брать его с собой исключительно для таких случаев. От машин до сквозняков в ныне пустующих квартирах, от воя собак и шелеста травы до брачных криков лосей. Если с наступлением темноты казалось, что мысли переключается очень быстро, то сейчас создаётся впечатление, что голова от такого потока свежей поступающей информации способна взорваться.

Час ночи. Люди говорят, что видели зайца, бегущего в сторону клуба. Туман с ночной жизни длинноухих начинает понемногу спадать. Другая же группа видела большую коричневую крысу, бегущую уже из клуба. Похоже, что всё веселье происходит именно там.

Половина второго. В клубе ничего интересного. Похоже, зверьё, потревоженное внезапным приходом человека в камуфляже сбежало через чёрный ход. Люди тоже решили покинуть город и пришла лёгкая осенняя грусть под потрескивание костра. Завтра будет долгий день, и раз САПОП (фотоаппарат Canon) для меня слишком сложен и умён — буду взирать на город через его объектив и видоискатель уже завтра. Осталось дождаться, пока костёр совсем угаснет, и ложиться спать.

Два часа ночи. “Страх одиночества в темноте доведён до передела!” — под бурей других эмоций совсем забыл об этом. Вслушавшись в окружение, понимаю, что людей в городе совсем нет, и выхожу на поиски новых приключений, хоть на тот момент это и казалось крайне дурной затеей.

Двадцать минут третьего. Стоя перед дверью одного из казематов в дальней части города, прибывания в котором опасаюсь даже в дневные часы, появляется желание перекреститься и “идти с Богом”. Оставлю это на потом, хоть и отлично понимаю, что нельзя оттянуть непредотвратимое.

Без десяти три. Сидя на крыше водонапорной башни представлять себя героем СТАЛКЕРА совсем не сложно: ветер перебирает волосы, сигаретный дым наполняет лёгкие, уже привычные звуки доносятся со всех сторон, усталый взгляд томно и как-то по-осеннему устремлён куда-то далеко.

Половина четвёртого. Долго простоял у той самой проклятой двери. Невозможно собраться с силами в подобной ситуации, когда воображение уже заранее начинает играть с тобой в злые шутки, предвкушая поход по узкому коридору с множеством непросматриваемых дверных проёмов со всех сторон. Выкурив несколько сигарет и успокоив себя мыслью, что “да я же в играх уже сто раз так ходил и — ничего!”, делаю первый шаг.

Без пятнадцати четыре. ТАК быстро я ещё никогда не бегал! Усэйн Болт — лузер! Уже находясь в лагере, с ощущением выламывающего кости и выпрыгивающего из груди сердца, смутно вспоминаю: иду по коридору, нервно сглатывая слюну, проходя мимо каждого нового дверного проёма; в последнем и самом дальнем помещении фонарь решает прекратить работать, благодаря подсевшей батарее, и начинает моргать всеми возможными режимами. Нервно перетыкав все кнопки остаётся два пути: забиться калачом в ближайший угол и покорно ждать своей участи, или же бежать, чтобы только пятки сверкали. Коснувшись напоследок самой дальней из всех стен каземата, улетел на крыльях ночи далеко и быстро.

Четыре часа ровно. Сердечный ритм пришёл в норму, костёр уже почти дотлел, а это значит, что пора идти спать и забыть эту ночь, как страшный сон.

Половина девятого утра. Подъём оказался довольно поздним. Даже в тёплом спальнике до -5° и термобелье было жутко холодно и морозило ноги. Проснувшись, застал себя свернувшимся калачиком где-то посреди застёгнутого спальника. Всё же на дворе осень и надо было это учесть. Разбудили меня звуки первых утренних путников, проходивших неподалёку. Утреннее солнце светило вовсю, небо чистейшее, непогоды не видать. Распалил костёр, и за завтраком из солянки с тушёнкой (идеальное сочетание!) в голове только и проносились отрывки событий последней ночи.

Итоги

Подводя итоги, хотел бы я повторить это приключение снова? Определённо, да!

Порекомендовал бы сделать то же самое другим? Безусловно, да!

Всё же для меня — жителя большого города — остаться наедине с самим собой, поодаль от цивилизации, между развалин города в глухой ночи, стало достаточно непростым испытанием, выводящим на поверхность потаённые страхи, и в то же время пробуждая возможность ощутить такую разноречивую гамму эмоций.

Теперь знаю наверняка — каждый горожанин должен хотя бы раз остаться наедине с собой вдали от цивилизации, чтобы понять на самом деле — что он такое и к чему он по-настоящему готов.

Один в ночном заброшенном городе Скрунда-1 www.pamesta.lv Заброшенные объекты Латвии заброшки